029 197 40 80
029 197 60 80
017 385 94 32

Салонный бизнес по-турецки


Салонный бизнес по-турецки
Восток и Европа всегда были не похожи друг на друга, но вовсе не стояли как ступеньки одна над другой. Все сферы существования этих двух миров развивались параллельно, просто по-разному, и индустрия красоты не исключение. Если славяне стали относиться к уходу за собой как к действию, требующему соблюдения особых правил совсем недавно, то на Востоке в течение многих столетий спрос на мастерство цирюльников, брадобреев и маникюристов был сравним только со спросом на врачей и ремесленников. Сегодня поговорим об отличительных чертах индустрии красоты самой европеизированной из восточных стран — Турции.
 
 
Салонный бизнес в этой стране разделен по половому признаку, что в свою очередь продиктовано религиозными соображениями и любовью мужчин к профессиональному уходу за своим телом наравне с женщинами. Прикосновение рук посторонней женщины может вызвать у представителя сильного пола запретные желания, и грешен тот, кто осмелиться спровоцировать мужчину, потому существуют женские и мужские салоны красоты. Мастера, обслуживающего мужчин, называют бербер (berber), женщин — куафёр (kuafor). Бербер — это всегда мужчина, куафёр — женщина.
 
Мужчины Востока чтут религиозные догмы и соблюдают заповедь хранить храм своей души, то есть тело, в чистоте и опрятности. Они делают маникюр и педикюр, удаляют волосы из носа и ушей, окантовывают прическу, бороду и усы несколько раз в неделю. Еще до появления современных бритвенных станков мужчины брились у брадобреев. На Востоке в почете сервис и правило каждому заниматься своим делом, потому, чтобы избежать травм и пустой траты времени, мужчины Турции до сих пор бреются в салонах. Отдавая таким образом дань традициям, они снова и снова ощущают себя причастными к родной культуре. Современный бербер — это парикмахер и брадобрей в одном лице, его услуги настолько необходимы и востребованы среди населения, что маленьких салонов берберов на любой улице едва ли не больше, чем торговых точек с пестрым разноплановым товаром и чайных кафе. Принимать посетителей мужские салоны начинают около шести утра, потому что их клиентам необходимо побриться, перед тем как пойти на работу.
 
 
У входа в салон, прямо на тротуаре, всегда стоит напольная сушилка с чистыми, свежевыстиранными, полотенцами. Клиент берет понравившиеся и с ними садится в кресло. Покидая салон, мужчина бросает использованные полотенца в контейнер у выхода — когда накапливается 15 полотенец, свободный мастер погружает их в стиральную машину, которая стоит прямо в парикмахерском зале, и вывешивает на сушилку. Партии всегда три. Одна на сушилке, вторая в корзине, третья в стиральной машине. Стиральная машина и сушилка демонстрируют поток посетителей, прозрачность и гигиену обслуживания. Кроме того, сушилка на улице служит своеобразным рекламно-зазывающим элементом: полотенца обычно яркого цвета, их видно издалека и клиенты летят как мотыльки на свет.
 
Самым востребованным рабочим инструментом на мужской территории индустрии красоты Турции на протяжении уже две тысячи лет остается устура(ustura) — опасная (клинковая) бритва. Техника бритья не изменилась ни на йоту, усовершенствовался лишь процесс изготовления и процедура дезинфекции устуры: раньше после каждого клиента брадобрей обливал лезвие спиртом (позже — 70-процентным адеколоном) и поджигал его, сейчас используются одноразовые съемные лезвия-насадки.
 
 
Владельцы мужских парикмахерских — как правило, сами выходцы из мастеров, которые, расширив свой бизнес, занимаются только организационными моментами и обучением новых сотрудников. Цена услуги в таком заведении варьируется от 10 до 25 долларов за комплекс.Комплексом считается стрижка, окантовка прически, бритье либо окантовка бороды (усов). Для сравнения: батон сдобного белого хлеба стоит 1 $, литр дизельного топлива — 2,5 $.Цена зависит от класса салона, а класс салона определяется оснащением. 
 
Разрядов у мастеров-мужчин нет, каждый из них в день обслуживает около пятидесяти человек, мастерство приходит в первые три месяца работы. Идя к берберу, мужчины знают, что попадут хоть и не в фешенебельное, но в очень уютное, доступное и гостеприимное заведение, где их ждет чай, разговоры и профессиональный уход.
 
В женских салонах все иначе. Если в наших салонах клиента принимает один из нескольких мастеров, то визит к куафёру в Турции — это всегда встреча с одной конкретной женщиной-мастером, она же, как правило, владелица бизнеса; остальные работницы салона — ее помощницы. Куафёр не моет и не сушит волосы клиенток, не делает укладки и не наносит средства. Куафёр — это маэстро, стилист, персона «руки-ножницы» и художник, умело смешивающий краски до получения необходимого оттенка. Она подходит к вымытой голове клиентки с выбранным инструментом (чаще всего — с бритвой ) и стрижет. Стрижка в исполнении турецкого парикмахера очень зрелищна, движения мастера манерны, с претензией на шоу, состриженные пряди ритмично отбрасываются в стороны, летят, как искры от сварочного аппарата, и становятся гармоничным элементом этого необычного танца. Если локоны лежат неудобно для стрижки, мастер хмурит брови, отходит в сторону, дает возможность помощнице привести в порядок пряди и только после этого продолжает работу. Когда прическе придана необходимая форма, мастер передает свою клиентку помощнице и переходит к другому креслу, что бы взяться за следующую — подготовленную —голову. Со стороны выглядит, как сборочная лента автозавода: над головой поочередно колдуют маэстро и ее помощницы, доводя результат до блеска.
 
У каждой из помощниц своя функция в салоне. Первая работает с мойкой и косметикой — моет волосы перед стрижкой, смывает реагенты с волос, наносит лечебные маски. Вторая работает с феном — занимается сушкой, укладкой, и она же контролирует удобное для мастера расположение локонов во время стрижки. Третья заботится о комфорте клиенток — приносит чай, развлекательную литературу, помогает одеться и раздеться, занимает детей клиентки, если ей было не с кем оставить их дома. Мастер по маникюру и депиляции нанимается отдельно. Чем крупнее салон, тем больше «комплектов» помощниц владелица нанимает на работу. Вся система женской половины индустрии красоты построена на работе и личности конкретного мастера, потому, работая в этой сфере, женщина буквально создает себе имя.
 
Маникюр, каким мы привыкли его видеть, турчанки не делают. Лак и силикон на ногтях закрывает участки тела и его невозможно омыть во время аптеста (aptest — традиционное омовение лица, конечностей и гениталий перед совершением молитвы). А вот за кожей и ногтями ног и рук восточные женщины ухаживают очень тщательно, потому в обычном женском салоне машинки для шлифовки и различные косметические маски пользуются бóльшим спросом, чем лаки, стразы и системы для наращивания ногтей. Волосы в области бровей и под носом удаляют в основном системой «три нитки», от растительности на ногах и в области бикини предпочитают избавляться с помощью эпиляции горячим воском. Какое-то время в салонах пытались предлагать обертывание, массаж и спа-капсулы, но прижилось это только в крупных городах, где население с доходом выше среднего не редкость. Все расслабляющие и тонизирующие кожу процедуры турчанки любят принимать в бане, так называемом хаммаме. Это такая же неистребимая традиция среди женщин, как бритье опасной бритвой среди мужчин.
 
Красота турецким женщинам обходится дороже, чем мужчинам. Окраска волос в салоне среднего класса стоит около 50 $. Маникюр и педикюр — 20 $, удаление волос на лице — 10 $, на ногах и в области бикини — около 20 $. Аппаратная косметология и уход за кожей лица под контролем косметолога-терапевта стоит 500–800 $ в месяц. Забавно, что одной из самых востребованных и дорогостоящих парикмахерских услуг уже много лет остается мелирование. Делают его как попало, но желание турецких красавиц хоть немного «облондиниться» так же сильно, как желание славянок быть загорелыми. Стоит это удовольствие от 70 до 800 долларов.
 
Женские парикмахерские Турции в ночь четверга и пятницы предоставляют возможность зарезервировать свои услуги и персонал, как столик в ресторане. Это делается специально для того, чтобы обслуживать невест с толпой подружек и родственниц перед ночью хны и непосредственно перед свадьбой, потому в четверг и пятницу салоны работают до двух-трех часов ночи.
 
 
Конечно, веяния моды и современная мировая концепция построения красивого бизнеса не могли не отразиться на индустрии красоты государства, которое так стремиться стать частью Евросоюза. В последние 10 лет появилось множество заведений на европейский манер: кричащие названия, мужские и женские залы в одном салоне, одноразовое белье и инвентарь, профессиональные программы по уходу за кожей и декоративная косметика, блеск кристаллов. И даже наращенные ногти и ресницы вошли в жизнь турецких горожан, хотя к пластиковой красоте в этой стране относятся скептически.
 
Стали обязательными профессиональные разряды, турецкие мастера участвуют в международных конкурсах. Но в стране, в которой выпускают чипсы со вкусом кебаба, бульонные кубики из чечевицы и до сих пор бреются по технологии, разработанной несколько тысяч лет назад, все равно большей популярностью всегда будет пользоваться хаммам, устура и самодельный помазок из конского волоса. А клиенты, как и тысячу лет назад, будут идти к двери, у которой сушатся яркие полотенца.
 
Текст и фото: Марина Караман