029 197 40 80
029 197 60 80
017 385 94 32

Руслан Агарков: «На чемпионаты я никогда не ездил за титулом»


Руслан Агарков: «На чемпионаты я никогда не ездил за титулом»
 
 
 
— Руслан, расскажите, что привело вас в красивую индустрию? Это был осознанный выбор или случайность?
 
— Случайность. Мы с супругой закончили Белорусский государственный университет физической культуры, я — кафедру физической реабилитации, супруга — кафедру ЛФК. Там с ней и познакомились. Когда мы учились на пятом курсе, Наталья (жена Руслана. — Прим. ред.) устроилась на подработку в салон красоты — и именно она меня в это «втянула», уже по окончании вуза.
Год после университета я параллельно работал преподавателем физкультуры в школе. До обеда занимался школьниками, после обеда — клиентами в салоне. И за тот год ясно понял, что педагогика — не мое, этим нужно жить, а это было не про меня. Я и пока учился, понимал, что не хочу быть педагогом, а после распределения у меня была возможность убедиться в этом на практике.
Изначально меня тянуло в медицину. И мы с супругой даже имеем второе образование — медицинское. Но начал работать в индустрии красоты, и хоть я попал в нее, как говорил, случайно, но сейчас вижу себя именно в ней.
Пришел я в сферу красоты в 2005 году, когда в ней в Беларуси все только-только начиналось. Открывались первые заведения, и их было очень мало. И поэтому у меня вряд ли и могло быть на тот момент желание попасть в нее, просто в голову не приходило.
 
— То есть вы в сфере салонного массажа, по сути, с начала ее активной истории в Беларуси. И столкнулись, в том числе, со всеми кризисами, которые ее встряхивали.
 
— Удивительно, но до последнего времени кризисов остро не чувствовалось. Могли быть какие-то падения по числу клиентов на два-три месяца, но потом все выравнивалось. Наверное, потому что массажных кабинетов и специалистов для них было еще немного — и в отсутствии жесткой конкуренции работы хватало всем мастерам. Сейчас же любой негатив в экономике влияет на индустрию уже ощутимо.
Плюс, у клиентов появилась большая возможность выбора, и даже постоянные, самые лояльные клиенты постоянно что-то пробуют «на стороне». К тому же им, например, могут дарить сертификаты в другие заведения. Сейчас это популярный подарок.
Хорошо, что многие привыкают к рукам мастера, к атмосфере, комфорту — и этим их можно удержать. Конечно, если постоянно держать планку.
Для нас хорошим свидетельством того, что мы работаем правильно, было то, что когда мы в рамках Global Wellness Day предлагали нашим клиентам бесплатные экспресс-массажи, откликнулись очень многие, включая постоянных, которые ходят к нам помногу лет. Мы не рассчитывали на такое количество желающих. Это говорит об их доверии, о том, что они знают: даже бесплатно мы будем делать качественно, не для галочки. Нам было очень приятно.
Сейчас важно дать не просто массаж, а нечто большее — поэтому мы и называемся студией правильного отдыха. Даже если человек приходит на какую-то коррекцию, он отдыхает у нас от городской суеты.
Притом не люблю фразу «создать домашнюю атмосферу». У меня она ассоциируется с запахом еды с кухни и прочим подобным «антуражем» и не подходит для описания того, что хочется видеть в салоне.
 
— Так как Наталья работает в той же сфере, и даже вместе с вами, наверное, не возникало недопонимания, конфликтов в связи с тем, что развитие как профессионала и развитие бизнеса в целом отнимают огромное количество времени, и на семью его может оставаться немного?
 
— Да, всегда было понимание. Это семейный бизнес — мы все делаем вместе, каждый по своим способностям: я больше занимаюсь экономической частью и документацией, а супруга больше тем, что касается санитарно-эпидемиологической сферы, и — что ей особенно нравится — творческой. Тем, что призвано вызывать у клиентов положительные эмоции, создавать атмосферу, о которой я говорил.
Конечно, дискуссии бывают, хоть критических моментов у нас за эти десять лет, что мы работаем вместе, к счастью, не возникало. Но спорить не боимся, где-то мне приходится несколько приглушать ее творческие порывы доводами экономического характера, где-то она меня направляет.
Всего же у нас работает четыре человека. Помимо нас с Натальей — еще один массажист и девушка, которая занимается перманентным макияжем. Притом, мы не планировали открывать это направление, так получилось опять же по воле случая. От нас ничего не требовалось, кроме того, чтобы предоставить помещение для работы, и мы дали такую возможность. Я вначале был против, так как наши сферы деятельности не пересекаются, а расширять студию за счет непрофильных услуг не хотелось. Но подкупило, насколько она творческий, талантливый, увлеченный человек, насколько тоже отдается профессии. В итоге мастер по перманентному макияжу работает в рамках нашего графика, каких-то общих требований, но клиентская база у нее собственная, и наши клиенты пересекаются лишь отчасти.
Дочь Дана растет помощницей. Супруга вечером забирает ее с тренировки, везет сюда, и она по своей инициативе, с удовольствием в меру сил помогает в уборке, в качестве администратора, может даже встретить клиента, вникает в работу. Спрашивал, хочет ли идти по нашим стопам: она не против. Но пока больше хочет быть ветеринаром, «лечить лошадок».
 
— Дочке часто делаете массаж? Или на своих уже не хватает сил?
 
— На своих не хватает, но дочке делаем массаж с женой обязательно! Дана у нас конькобежец, как спортсмену ей это нужно обязательно.
 
— Талантливый человек и вокруг себя стремится собирать талантов, пусть даже и не в своей сфере. Вернемся к вам: как вы пришли к статусу чемпиона мира, который сделал вас очень известным в белорусской индустрии красоты?
 
— Это был тот самый период, когда сфера в Беларуси только начинала развиваться. И в мероприятиях, которые собирали специалистов из разных стран, включая гуру, было крайне важно и интересно участвовать. Общаться, узнавать новое.
Вначале я не думал участвовать в соревнованиях по массажу, относился скептически, потому что не понимал, что мне это может дать, но подействовали доводы знаменитого в нашей среде Андрея Сырченко, он умеет вдохновлять. Его тогда привезла в Минск Тамара Королева, и он рассказывал о том, для чего проводятся чемпионаты, как они меняют мастеров, помогают профессиональному росту.
 
— Сложно ли было подготовиться к первому, к следующим чемпионатам?
 
— Основной задачей, которую я перед собой ставил, было даже не победить или получить громкий титул, а выступить, чтобы не было стыдно в первую очередь перед самим собой.
Но, если честно, то все равно не хотел ехать на международный чемпионат в Москву, супруга уговорила. Подготовка ведь требует времени, финансов. А Наталья в то время училась в медколледже, был маленький ребенок, нужно было работать.
Кроме того, было очень мало времени: вечером укладывали спать ребенка и начинали с супругой продумывать нюансы выступления, прорабатывать программу, антураж и т. д. А в шесть Наталье нужно было уже вставать на учебу, а мне на работу.
В первый раз, когда я выступил на первом чемпионате Беларуси — потому что «надо», — я ничего не выиграл. Во втором уже участвовал с намерением, чтобы все происходящее вокруг было в удовольствие.
И победа, в общем-то, стала для меня неожиданностью. В отличие от большинства других участников я не ставил цели победить — выступал, как уже говорил, всегда больше для себя, чем для титулов. И на соревнованиях делал то, что мне хотелось применять и в работе, а победа доказала мне, что я двигаюсь в правильном направлении, выбрал верный путь для развития, как массажист. 
И общение на чемпионатах с такими же фанатами своего дела очень заряжает, подстегивает. В работе наступает момент сомнения, когда думаешь, правильно ли я делаю, нужно ли то, что я делаю кому-то кроме меня. И необходимо не вариться в собственном соку, а общаться с единомышленниками.
Титул, как таковой, на самом деле никому не нужен, кроме тебя самого. Это подтверждение твоего мастерства. Клиентов от него не прибавится, как бы не казалось иначе. И если бы ко мне пришел наниматься чемпион, я бы десять раз подумал, прежде чем взять его на работу. Он — «звезда», что, скорее всего, вызовет сложности, а на прибыли салона его титулы кардинально не повлияют.
 
— Как вы, профессионал, относитесь к массажным креслам и разным электрическим массажерам? В какой степени они могут заменить руки?
 
— Заменить руки они не могут. Я не против массажеров в домашнем использовании, но задачи спа они не решают.
 
— Вот уже много лет вы работаете сами на себя, владеете семейным бизнесом — массажной студией. Насколько сложно было найти деньги на открытие?
 
— Получилось открыть на собственные средства, без долгов и кредитов. То место, в котором мы сейчас находимся, это не первое место, где мы работаем. Начинали с женой в относительно недорогом помещении на два небольших кабинета. Для этого хватило наших с Натальей денег. Пришлось, конечно, чем-то пожертвовать: отказались от планов на отдых и на новую машину. Друзья потом подкалывали: как ты на «этом» ездишь. Но бизнес был важнее нового автомобиля, а тот ездил — и хорошо.
В определенный момент стало понятно, что нужно расти, нужны помощники. А то помещение этого не позволяло. Но долго думали, рассматривали варианты, подбирали новое место. И опять же — помогло стечение обстоятельств. Человек, с которым мы за несколько лет до того работали в одном салоне, ошибся номером и позвонил мне. Мне как раз нужен был инструктор, и я попросился походить к нему. И уже через него вышел на это место, которое как раз предлагалось в аренду на хороших условиях, собственное помещение потребовало бы совершенно других вложений. И очень быстро, буквально за пару дней нужно было решить, — да или нет. 
 
— К слову об отдыхе, который в первый год начала вашего семейного бизнеса пришлось пропустить, — а где и как вы отдыхаете сейчас? 
 
— Стараемся раз в год обязательно отдыхать под солнцем, поближе к морю.
 
— Что было самым сложным за эти годы в бизнесе?
 
— Собрать коллектив. Но это в любые годы сложно, и для любой компании.
 
— Считаете конкуренцию на рынке спа и массажа, в частности, высокой? Какой прогноз можете дать по развитию сферы спа в Беларуси?
 
— В салонном бизнесе конкуренция большая, в спа, я думаю, пока нет.
Рынок спа тесно связан с экономикой, чем выше благосостояние населения, тем лучше для спа. Надееемся на лучшее.
 
— Массажисты славятся своими подработками на квартирах. Как планируете бороться с этим в своем салоне? 
 
— Пока сложно сказать. У нас небольшой коллектив, и таких вопросов не возникает. Все мотивированы к работе в комфортных условиях — как для мастера, так и клиента.
 
— Сталкивались ли вы в своей работе с нечестной конкуренцией?
 
— Только с таким явлением, как «домушники». От коллег, работающих легально, нечестной конкуренции я не ощущал.
 
— Какие у вас планы на ближайшее будущее?
 
— Пока сосредоточились на оптимизации того, что уже есть. И на стандартизации рабочих процессов. Одно дело работать мастером, а другое дело — развивать бизнес, управлять сотрудниками, нести за них ответственность. 
Я сейчас сижу на двух стульях: я и мастер, и бизнесмен. Это очень сложно и неправильно. Поэтому пытаюсь меньше работать руками и больше головой. Даже несколько жертвую обучением массажным методикам в пользу бизнес-обучения. К счастью, не скажу, что это мне неинтересно. Хотя, конечно, хочется и руками поработать, но на это остается все меньше времени. Уделяю его тем клиентам, которые ходят ко мне уже почти по десять лет, и было бы их неправильно кому-то делегировать.
 
— Каких знаний, как вы чувствуете, вам пока не хватает и где вы намерены их искать?
 
— Не хватает знания законодательства, есть вопросы по управлению. Решать планирую не без помощи вашего журнала: постоянно участвуем в конференциях, которые вы организуете, семинарах.
 
— Об участии в чемпионатах, верно ли понимаю, речи уже не идет?
 
— В прошлом году от нашей студии выступал Вячеслав, наш массажист. А я же — только как судья, не как участник. Приглашают судить, я не отказываюсь, это тоже очень интересно. 
На участие же сейчас, чтобы действительно хорошо выступить, не для галочки, абсолютно нет времени. Финансовый вопрос подготовки уже так остро не стоит, а вот вопрос времени — очень. Так что, уступаю дорогу молодым мастерам (улыбается).